Пн 24.06.19
предыдущая статья
Весна 2019 (специальный выпуск для Kyiv Comic Con) ВІЛЬНИЙ ДОГОВІР ELENDOR!
следующая статья
Осень 2018 Экспедиция: В поисках затерянного Лабиринта древних правителей Египта

300 спартанцев или экспедиция к «Огненным вратам»

«300 спартанцев» и их сражение с огромной армией персидского царя Ксеркса – легенда, на которой выросло множество поколений.
Однако, у этой легенды были реальные герои и реальные причины ее появления. В неукротимом желании приоткрыть нашему читателю завесу тайны над этими событиями, наш журнал решил отправить свою команду на исследование этой легенды.
А для того, чтобы наш читатель лучше ориентировался в описываемых событиях, мы решили сделать небольшой экскурс в историю Персии и Спарты.

 

 

«Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне, что их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли», — надпись на памятной плите на месте сражения

В первую очередь, надо понимать, что в древние времена, Спарта и Персия представляли собой два абсолютно противоположных общества — и не только по местонахождению, но и по его сути.
Персидская империя развивалась классическим для того времени способом – по принципу абсолютной монархии. На момент описываемых событий, Персия уже достигла вершины своего могущества во главе с правителями династии Ахеменидов (Дарием I и его сыном Ксерксом).
Земельные, налоговые, административные, финансовые и торговые реформы Дария І привели к невероятному росту благосостояния простого населения. При поддержке сильной армии и обладая хорошим военным талантом, Дарий I завоевал и объединил огромные земли разрозненных и ненавидящих друг друга народов, заставив их работать ради одной единой цели – благополучия всей империи.
Постройка большого количества дорог, мостов и каналов, вместе с отменой таможенных пошлин на перемещение товаров внутри завоеванных территорий, вывело персидскую торговлю на пик экономического роста.
Наука, поэзия и искусство процветали во всех уголках его империи.
Дворец Дария I, расположенный в основанном им городе Персеполисе, был вершиной архитектурного искусства того времени и поражал своей красотой.
Защитив свою империю от набегов варваров и от восстаний местных князьков, Дарий I создал совершенное государство для того времени, которое перенял от него его сын — Ксеркс.

Дарий I

Персидская империя Ахеменидов

 

 

Греческие полисы на момент персидского вторжения

В свою очередь Спарта значительно уступала в развитии науки и культуры персам.
Можно даже сказать, что для персов спартанцы были всего лишь очередными слаборазвитыми варварами, которые, как и скифы, вечно досаждали своими разорительными набегами и попытками «откусить» части отдаленных территорий совершенного персидского государства.
В отличии от Персии, само существование Спарты является явлением уникальным. Никто не может сказать точно, но по одной из версий, появление легендарных спартанцев было следствием очередного великого переселения народов.
Так, согласно греческим легендам, около 1100 года до нашей эры, дорийские племена спустились с северных гор и прошли через весь полуостров Пелопоннес, побеждая всех на своем пути, до самой его южной части, где основали легендарный город-государство Спарту. Земли вокруг этого города, попавшие под контроль Спарты, назывались Лакедемон (иногда их называют Лакония или Лаконика).
Побежденное население этих земель — ахейцы, было превращено спартанцами в зависимых крестьян — «илотов».

 

 

Что же касается происхождения дорийских племен, основавших город Спарту, то в данном случае можно сказать следующее. Поскольку, на сегодняшний день, никто не отрицает возможность существования Геракла, героя Эллады и ее лучшего воина за весь период истории, то легенда о том, что спартанцы являются его прямыми потомками – также имеет право на существование.
Более того, большинство древних историков, при описании царских домов Спарты, напрямую называют спартанцев Гераклидами (происходящими от Геракла), ведущими свой род от дорийского племени Гиллеев (по имени Гилла — сына Геракла, ушедшего в изгнание после смерти отца за пределы греческих полисов).
Кроме загадочного происхождения, Спарта интересна также существованием у нее довольно странной системы правления, отличающейся от общепринятой на территории древнегреческих полисов, – так называемой диархии (правление двух царей, живущих отдельно друг от друга). Эти два царя всегда были потомками двух царских домов: Агиад и Еврипонтид. Так, знаменитый царь Леонид принадлежит к царскому дому Агиадов. Вместе с ним правил второй царь – Леотихид II, который хоть и одержал однажды морскую победу над персами, был сначала уличен в том, что незаконно пришел к власти, а впоследствии был уличен в коррумпированных связях с фессалийцами и изгнан.

На тему спартанской диархии существует несколько версий. По одной из них, первый царь являлся потомком завоевателей-дорийцев, а второй царь был представителем местного завоеванного населения. По спартанским же легендам, основателями диархии были два дорийских брата-близнеца, правивших одновременно в самом начале существования Спарты.
Также, помимо царей, в Спарте существовали такие государственные органы, как Апелла (народное собрание из лиц мужского пола, достигших 30-летнего возраста) и Герусия (совет старейшин, избираемый пожизненно из лиц старше 60 лет). Кроме этого, около 754 года до нашей эры, появился дополнительный орган – эфорат (который состоял, скорее всего, из 5 человек, обладающих высшей судебной и контролирующей властью).

Геракл

 

 

Изображение спартанцев древним мастером на вазе

На момент описываемых событий, эфорат действительно был настолько сильным, что позволял себе постоянно вмешиваться в дела царей и даже низлагать царей, а также неоднократно был уличен в коррупции. Кроме этого, обострились конфликты между двумя царями, что вызывало сложности при необходимости быстрого сбора спартанской армии.
Тем не менее, несмотря на влияние эфората, цари обладали достаточно большой военной властью и всегда выполняли роль верховных главнокомандующих.
В свою очередь, система воспитания и организации спартанских воинов (где каждый гражданин был воином, а вся Спарта была военным лагерем), доведенная до совершенства легендарным царем Ликургом, на тот момент была лучшей в мире, а совершенная тактика ведения боевых действий позволяла спартанцам побеждать практически во всех битвах.

Таким образом, противостояние Персии и Спарты стало уникальным противостоянием самого совершенного государства и самой совершенной армии того времени.

Знаменитый поход спартанцев к «Огненным вратам» у города Фермопилы был неоднократно показан в фильмах и в телепередачах, а также подробно описан в различных статьях. Поэтому, мы решили немного изменить стратегию нашей экспедиции – и проследовать по пути Ксеркса – от момента вторжения его в Фессалию на границе с Македонией и до места сражения у Фермопил.
Все было решено очень быстро. Вылет в Грецию. Приземление в аэропорту «Салоники». Ночь в отеле. Выезд в 7 утра.
Первым пунктом назначения был город Темпи, расположенный на высоком берегу реки Линьос в темпийском ущелье, между легендарной горой Олимп и горой Осса. Именно сюда, в 480 году до нашей эры, двигалась армия персов вдоль побережья Эгейского моря.

 

 

«Для защиты горных проходов этих воинов действительно немного, но для дела ради которого мы идем – их достаточно.»

Царь Леонид

Особенность греческого горного рельефа не позволяла Ксерксу вести широкомасштабные военные действия, и он вынужден был вести свою армию от Македонии, через Фессалию до Афин по дорогам между горами и морем, не углубляясь сильно в материковую часть.
Этим же путем двигалась и наша экспедиция. Мы проехали путь от современной столицы Македонии, города Салоники, до города Темпи на машине. И я скажу Вам, что путь был не из легких. Арендованная Toyota «Yaris» с 1,2 литровым бензиновым двигателем великолепно вела себя на равнине (расход топлива был просто изумительный – вся поездка Салоники-Темпи-Фермопилы и обратно в 610 километров по равнинам и горам была проделана на одном баке бензина). Но в горах слабый двигатель давал знать о себе, и машина начинала просто «проседать» в скорости. Были моменты, когда от нехватки кислорода в горах машина с трудом выжимала 80 километров в час. Но, тем не менее, несмотря на городской вариант двигателя и салона, машина проявила себя в поездке очень надежно.

 

Преодолевая сложный маршрут на машине, мы не смогли сдержать восхищения упорством и профессионализмом персидской армии, способной продвигаться пешком на такие расстояния, не теряя боевого духа и соблюдая четкую организацию.

Остатки темпийской сторожевой башни

 

Ущелье Темпи

Этим и решил воспользоваться Пелопонесский союз Спарты и Афин, десятитысячное войско которого во главе со спартанским царем Леонидом быстро добралось до темпийского ущелья и полностью перекрыло этот горный проход.
Однако, от плана сражения здесь пришлось отказаться. Причин для такого решения было много.

Во-первых, Македония быстро перешла на сторону Ксеркса и могла оказать ему значительную помощь на своей территории.
Во-вторых, Фессалия также неровно дышала к Персии и не очень-то любила Афины и Спарту, с которыми неоднократно воевала.
В-третьих, Ксеркс разделил свою армию на три части. Первая, основная часть, пошла с ним по суше вдоль берега Эгейского моря и готовилась встретиться с греками. А вот вторая часть, на кораблях поплыла дальше вдоль побережья в поисках удачной высадки, с целью зайти в тыл греческому войску. Третья часть, в свою очередь, пошла на север Фессалии вдоль горного хребта к Мирмидонии (родине Ахиллеса). Мирмидонцы выразили желание пропустить персов через свою территорию в обход греческого войска, поскольку очень не любили Афины и Спарту. Надо сказать, что мирмидонцы сами по себе были очень воинственным народом, который, как и спартанцы, не знал поражений на поле боя. Однако, по своему происхождению они были ахейцам, которых когда-то давно покорили дорийские племена Спарты.

Ну и последним штрихом к этой картине стала плотина, которую на реке Линьос начали сооружать персы. Таким образом, они вознамерились затопить всю фессалийскую равнину вместе с греческим войском.

 

В связи с вышеперечисленными обстоятельствами, греки вынуждены были отступить к Фермопилам. В погоню за ними бросилась персидская армия. Но греки, вместо того, чтобы раствориться в знакомых землях или быстрым маршеЭм уйти от погони, шли не спеша, давая преследователям возможность не заблудиться, – как будто заманивали их в ловушку.
В составе персидских частей, которые преследовали греков, были собраны лучшие отряды воинов того времени: элитные подразделения «бессмертных», численностью 10 тысяч человек, отборные наемники из местных союзников, численностью до 30 тысяч человек, а также классические персидские военные отряды, общей численностью 20-30 тысяч человек. То есть, общая численность боевых единиц отрядов Ксеркса в этом момент составляла около 50-70 тысяч человек. Остальные части шли с отставанием от основной группы.

Мы тоже последовали по маршруту персов в погоне за отступающими греками. Путь в 182 километра от Темпи до Фермопил по платному автобану наш «Yaris» преодолел чуть более чем за 2 часа. Персидской армии для этого понадобилось более двух недель.
Достигнув Фермопил и осмотрев местность вокруг них, мы осознали всю гениальность плана Леонида. Это легко понять, увидев фермопильское ущелье.
Голливуд тут, как обычно, перестарался. Никакого узкого ущелья с высокими по обе стороны горами там нет и в помине. Название «Огненные врата» данной местности было дано, скорее всего, из-за сероводородного источника горячей воды, который находится прямо в Фермопилах. Да и ущельем данную местность можно назвать с большой натяжкой. Это больше похоже на обрывистую и заболоченную полоску берега. Лучше всего эту местность описал Геродот:
«Так, у селения Альпены за Фермопилами есть проезжая дорога только для одной повозки… На западе от Фермопил поднимается недоступная, обрывистая и высокая гора, простирающаяся до Эты. На востоке же проход подходит непосредственно к морю и болотам… В ущелье этом построена стена, а в ней некогда были ворота».

Дорога через Фермопилы представляла собой узкий и полностью просматриваемый участок берега моря длинною около 7 километров и шириною не более 50 метров, постепенно сужающийся в сторону фокейской стены до 20 метров. С одной стороны дороги гора, с другой – болото, являющееся береговой линией Эгейского моря.

 

 

Фермопильское ущелье

При этом, болото со стороны моря было шириною около 500 метров и настолько глубоким, что человек или животное, ступив на него невзначай, моментально погружались вниз на несколько десятков метров. На сегодняшний день болото засыпано властями (для его заполнения пришлось срезать и использовать огромную соседнюю гору, настолько глубоко оно было). Но в древние времена болото имело угрожающие масштабы и несло смертельную опасность. Даже несмотря на то, что сегодня болото засыпано щебнем, в воздухе все еще чувствуются его остатки. Особенно это чувствуется с приходом темноты. Не знаю, как спасались древние греки от болотной живности, а нас они вечером чуть не сожрали. Как только стемнело, слепни и оводы буквально накинулись на нашу экспедицию. Не помогало ничего из одежды – они прокусывали даже джинсы. В конце концов, нам даже пришлось спрятаться в машине.
В довершение всего, этот узкий береговой проход, окруженный болотом и горами, еще больше сужала каменная фокейская стена, которая служила границей государства Фокида. Оставался лишь участок земли шириной около 2-3 метров для прохода за пределы стены. Именно здесь и поставил свое войско царь Леонид. Стоя на стене, он видел все боевые построения врага еще задолго до того, как они могли приблизиться к его отряду, враг же не видел ничего. Однако, спартанцы не остановились даже на этом. Они восстановили фокейскую стену, полностью усовершенствовав ее. После восстановления спартанцами, фокейская стена стала иметь ступенчатый вид с высокими и широкими ступенями наружу, на которые сложно было взобраться, но с которых удобно было атаковать противника копьем. При великолепной боевой выучке спартанцев – это было наилучшее место для сражения.
Гений Леонида превратил этот узкий проход в мясорубку, в которой горы и болото выполняли роль внутренних стен, а роль ножей выполняли спартанские мечи и копья.

Развалины фокейской стены

 

Понимая сложность ситуации, персидский флот попытался сделать высадку десанта в тылу греков. Но вначале он попал в шторм и потерял множество кораблей, а потом, возле острова Эвбея у мыса Артемисии, на него напал афинский флот. В этом морском сражении греки, под предводительством Фемистокла, нанесли огромный урон персам и остановили продвижение персидского флота.

 

 

 

 

Что же касается союзного войска Леонида, то в преддверии битвы с персами у него осталось около 5-7 тысяч воинов. Из них, 300 воинов были его личной стражей – «всадниками» (тяжеловооруженная пехота, спартанская элита, получившая свое название от древних аристократических воинов-конников). Эти юноши готовились всю жизнь для того, чтобы занять место в совете старейшин. Но в отличии от современных депутатов, для того, чтобы попасть в совет старейшин Спарты, юноша должен был многократно доказать свою доблесть на поле боя. Остальные воины были феспийцами, фиванцами, аркадийцами, афинянами и представителями других греческих полисов.
Часть союзного войска отказалась оборонять Фермопилы и отошла на Пелопоннес защищать коринфский перешеек.

Спартанский царь Демарт, который с помощью интриг и подкупа незаконно был лишен власти эфорами и изгнан из Спарты, впоследствии ставший советником Ксеркса и оказавший последнему огромную помощь в создании персидской империи, на вопрос Ксеркса «способны ли греки оказать ему сопротивление» рассказал о спартанцах:

«Я воздаю, конечно, хвалу всем эллинам, живущим в дорийских областях. Однако, то, что я хочу тебе поведать, относится не ко всем им, а только к лакедемонянам. Прежде всего, они никогда не примут твоих условий, которые несут Элладе рабство. Затем они будут сражаться с тобой, даже если все прочие эллины перейдут на твою сторону. Что же до их численности, то не спрашивай, сколько у них боеспособных воинов. Ведь если их выйдет в поход только тысяча, то они все равно будут сражаться»

В тоже время, спартанское войско уже вышло на помощь Леониду (их задержали религиозные праздники, которые не позволяли спартанцам воевать), но как показало время — с большим опозданием.
Персы не стали сразу атаковать Леонида. Ксеркс решил выждать четыре дня, давая одуматься грекам и сдаться без необходимости сражения.
Не дождавшись сдачи, он послал в бой в первый день отборные войска своих союзников, но греки отбили все атаки. На второй день он послал «бессмертных» во главе с их командиром Гидарном. Но и их атаки были полностью отбиты греками.
Несмотря на удачное сложение обстоятельств, большая часть греков дрогнула при виде огромной армии персов и на третий день покинула Леонида.
С Леонидом осталось только 700 феспийцев, фокейцы (которые охраняли горную тропу) и его личная стража – 300 «всадников».
Но даже с этим количеством воинов Леониду удавалось сдерживать все атаки персов. И только на четвертый день, когда грек-предатель по имени Эфиальд провел «бессмертных» по тропе в тыл Леониду, царь понял, что это последний день его сражения и бросил свой отряд в рукопашную атаку. Почти все спартанцы и феспийцы в этой атаке погибли. По ходу последнего боя, когда уже погиб Леонид, спартанцы еще четыре раза отбивали у врага тело своего царя, обращая персов в бегство. В самом конце боя, остатки спартанцев взобрались на склон холма и дали последнее сражение, погибнув под градом стрел.
Но это не единственный возможный вариант исхода сражения, описанный древнегреческими историками и писателями. Согласно другой версии, ночью, когда «бессмертные» обошли с тыла спартанцев, царь Леонид с остатками своего отряда внезапно напал на лагерь персов в надежде убить Ксеркса и даже сумел захватить его палатку. Но Ксеркс в суматохе сумел скрыться. Позднее, через 250 лет, этот подвиг попытается повторить Александр Македонский в битве при Гавгамелах с персидским царем Дарием III.
В ночной неразберихе, созданной спартанцами, персидские войска начали сражаться друг с другом и перебили большое количество собственных воинов. Только под утро, когда истина начала проявляться, персы смогли сориентироваться, окружить и убить остатки спартанских воинов.
За 4 дня персы потеряли в этом сражении более 20 000 убитыми. Моральный дух армии Ксеркса был настолько подорван ужасом перед спартанцами, что ей пришлось около месяца приходить в себя, прежде чем продолжить дальнейшее движение на Афины.
Вся Греция ликовала. Своим поступком царь Леонид привел в невероятное восхищение всех греков и заставил их поверить в возможность победы. Именно этого и добивался Леонид.
Еще ранее, когда он только выступал в поход, отвечая на вопросы эфоров о том, почему он идет сражаться с таким маленьким отрядом в 300 человек, Леонид говорил: «Для защиты горных проходов этих воинов действительно немного, но для дела ради которого мы идем – их достаточно», и потом добавил – «ведя воинов на защиту горных проходов, я иду, чтобы умереть за общую свободу эллинов».
Через год, вдохновленное подвигом Леонида, союзное греческое войско во главе со Спартой нанесло сокрушительное поражение армии Ксеркса в битве при Платеях и обратило персов в бегство.

Карта сражения, установленная на месте битвы

 

Памятник 300 спартанцам, отлитый Османским султаном

 

 

Через несколько лет, после победы в войне над персами, греки воздвигли царю Леониду памятник в виде льва и мраморной доски. К сожалению, памятник льва мы уже не застали. Как нам рассказали сопровождающие нас историки, его около 300 лет назад забрал османский султан, захвативший северную Грецию. Он настолько восхищался подвигом спартанцев, что решил поставить этот памятник у себя во дворце.
Более того, он провел раскопки на месте битвы и из найденных спартанских мечей и щитов сделал колонну, которую поставил в центре своей столицы Стамбуле (она и поныне стоит там).

 

Уже в современной Греции был построен новый памятный комплекс во славу 300 спартанцев и 700 феспийцев, а также музей фермопильского сражения.
Прошло уже две с половиной тысячи лет со дня того сражения, но стоя на вершине полураскопанной стены, невольно ощущаешь дух спартанских воинов, которые сражались здесь за свободу и славу. Вот они в железной дисциплине разбивают в щепки отряды персов. Вот они перед твоими глазами бросаются в последнюю атаку на врага. И ты еле сдерживаешь себя, чтобы не броситься им на помощь.

Как будто великая сила царя Леонида окутывает с ног до головы стоящего на стене, чтобы рассказать великую историю о великих сражениях и настоящих героях. И я не хочу отсюда уходить – я хочу слушать ее бесконечно.

И словно отозвавшись на мое желание, в воздухе проносится шепот:
«Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,
Что их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли»

похожие публикации

Осень 2018 Экспедиция: В поисках затерянного Лабиринта древних правителей Египта

Двенадцать древних правителей Египта, объединившихся в единый союз, создали самое таинственное сооружение в истории человечества – огромный Лабиринт на берегу Меридского озера, возле Города Крокодилов.

Зима 2018 Дьявольский замок Боны Сфорца: задание выжить

Масштабная деятельность, невероятное могущество, способность длительное время сохранять свою красоту, брак со старым мужем и политические интриги при жизни Боны Сфорца породили множество страшных легенд о ней: об отравлениях невесток, о гареме из молодых офицеров, о ваннах из крови девственниц и младенцев и многое другое ...

Осень 2017 Мистический форт: задание Выжить

Сама мысль – «провести ночь в этом форте», отдавала легким безумием.

Когда мы только задумывали этот поход, все относились к нему как к обычному мимолетному событию в истории журнала, - очередному проекту. Но с каждым днем, который приближал нас ко дню посещения Таракановского форта, мысли становились все растеряннее и угрюмей. Мистическая история форта проникала в наш мозг и овладевала нашим сознанием.