РУС УКР ENG
Пт 19.04.19
предыдущая статья
Любовная история корсетов

ИСКУССТВО МЕСТИ ФЕРДИНАНДА БЛОХ-БАУЭРА

Автор: Мария Дороженко

 

Густав Климт и до сегодняшнего дня остается легендой, человеком, которому с невероятной легкостью удавалось творить шедевры на полотне, удивлять и завораживать современников и бесконечно интриговать всех заинтересованных в искусстве людей. В память о художнике остались не только его потрясающие картины, техника исполнения которых до сих пор не может быть повторена никем, кроме великого мастера, но и потрясающие истории о его жизни и творчестве, которые, несомненно, повлияли на судьбы многих людей.

 

Наверное, каждая картина Климта может продемонстрировать не только цель своего создания и свое содержание, но и таинственную и полную событий историю рождения шедевра.

 

Сегодня мы расскажем только одну историю, в которой роль прекрасной женщины, образ которой запечатлен на нескольких полотнах Густава Климта, сыграла Адели Блох-Бауэр.

 

 


 

 

Адель происходила из знатного рода, была дочерью генерального директора Венского банковского союза Морица Бауэра. В 1899 году, в юном возрасте 18 лет она вышла замуж за значительно более зрелого Фердинанда Блоха, который был известным в Австрии промышленником и авторитетным ценителем искусства.

 

История Адели и Климта, как творческая, так и жизненная, была полна переживаний.

 

Художник был популярен, импозантен и привлекал женщин. Он наслаждался постоянным вниманием и купался в лучах своей славы. Адель же была интеллигентна, скромна и, как обычно, сдержанна в проявлении эмоций. Но с момента первой встречи с Климтом, как в историях, излагаемых в бульварных женских романах, напрочь потеряла голову и целиком без остатка отдалась чувствам к ветреному художнику. Их роман был бурным и вся Вена обсуждала подробности их не очень-то тайных свиданий. Адель легко закрывала глаза на то, что она была далеко не единственной женщиной, с которой у Климта были отношения. Для нее казалось малозначимым даже то, что она была замужней дамой и ей следовало бы соблюдать хоть минимальные правила приличия, но ради скоротечных мимолетных встреч с Климтом, Адель забывала обо всем мире.

 

Такая преданность и нежная, практически детская, влюбленность Адели, а также, ее юная красота покорили сердце Климта и пробудили в нем желание сохранить воспоминания о ней на своих полотнах.

Наиболее известным и интересным публике изображением госпожи Блох-Бауэр стал ее портрет, который так и был назван «Портрет Адели Блох-Бауэр». Сюжет картины достаточно прост – на ней изображена сама Адель, но в невероятно красивом золотом убранстве, красота которого завораживает. И все благодаря особой технике нанесения золота на полотно –специальному, практически ювелирному, способу нанесения золотой «краски». Благодаря этому способу полотно превращается из простой картинки в потрясающее произведение искусства, а изображение перестает быть «плоским», приобретая объемность и рельефность, к которой так и хочется прикоснуться.

 

Внимание зрителя привлекают трепетные алые уста Адели а также большие чувственные глаза и драматично приспущенные брови. На ее щеках, в зависимости от угла обзора, присутствует то ли стыдливый румянец, то ли легкая краснота от радости и удовольствия. Ее изящные плечи открыты, а на шее поблескивает достаточно крупное колье. Черные, оттенка благородного опала, волосы собраны в лаконичную прическу, чтобы все внимание было сосредоточено на лице главной героини и изящности ее форм. Жемчужно-белая кожа — словно традиционное подтверждение благородства происхождения Адели. Руки модели тонки, и, кажется, что каждое её движение должно быть невероятно плавным и легким. И конечно же, красота Адели подчеркнута тем самым уже упомянутым золотом, которое выступает всего лишь в качестве сопроводительного акцента, провозглашая то, насколько нежна сама модель.

 

Таким кажется полотно и такими видятся черты Адели. Никто не знает, насколько сложен был для женщины процесс создания картины. Зрителю кажется, что картина легка по своему настроению, а её главная героиня – беззаботна и спокойна. Но узнавая историю написания этого шедевра, приходит осознание того, что картина намного глубже и драматичнее, чем кажется.

Ведь для её написания Климта нанял муж Адели, который уже давно знал о неверности жены. Фердинанд Блох-Бауэр отчаянно хотел отомстить жене за пренебрежение их браком. И, после недолгих размышлений, его осенила достаточно необычная идея. Зная, насколько быстротечны чувства Густава Климта ко всем женщинам, с которыми у него были отношения, Фердинанд понял, что и его чувства к Адели очень скоро начнут угасать. Легенды о похождениях Климта и истории о том, насколько он искусный любовник и обольститель, уже много лет гуляли по Вене… да что там по Вене, по всей Европе. Поэтому, весь план Блох-Бауэра состоял в том, чтобы Адель, при каждой новой встрече с художником и каждым следующим наброском, сама видела, как постепенно остывают к ней чувства Климта, и переживала те же страдания, что пережил и сам Фердинанд.

 

Техника покрытия картин золотом достаточно сложна и для создания идеального изображения требовала огромного количества «проб пера» — эскизов с разнообразными положениями тела и выражениями лица, таким образом встреч с натурщицей художнику требовалось много. На протяжении нескольких долгих месяцев Климт регулярно приходил в дом Блох-Бауэров и пытался творить. При этом, как и ожидал Фердинанд, чувства Климта к Адели остыли так же быстро, как и возникли, и к моменту чуть ли не второго эскиза у художника появилась другая женщина, о которой уже начинали судачить венские сплетницы.

 

Климт теперь был заинтересован в Адели не более, чем в простом предмете, который нужно удачно нарисовать. Женщина чувствовала отстранение художника, но ничего не могла с этим поделать, как бы не старалась вновь его заинтересовать. А отказаться от подарка мужа в виде портрета, созданного выдающимся художником, тем более не могла. Ведь она не могла объяснить мужу факт наличия интрижки с мастером, признать свою неверность, и осознать собственную бесчестность. Поэтому, каждый следующий эскиз Климта, написанный с натуры, не мог не отражать все больше боли и растерянности в глазах Адели, — всю её беспомощность в движениях и мимике.

 

Но кроме наказания жены, Фердинанд преследовал и простую меркантильную цель. Портрет, написанный самим Климтом, создателем авторитетного общества художников Венский сецессион, составлял, к тому же, большую материальную ценность и являл собой прекрасную инвестицию, на которой в дальнейшем можно было бы получить достаточно большую прибыль при продаже либо же просто при демонстрации любителям искусства.

 

Таким образом, зная всю вышеизложенную историю, можно понять, что тот самый румянец на щеках Адели – это признак смущения и отчаяния, глаза кажутся такими большими и глубокими не только благодаря врожденной красоте, но и потому что, кажется, что женщина вот-вот заплачет, а чувственные алые уста – та самая черта, которой Адель так старалась вновь заинтересовать любимого мужчину, который так легко забыл обо всех словах любви, сказанных ею. Бледность кожи – не только аристократическая черта, но и следствие ее болезненного состояния от чрезмерных переживаний о несчастливой любви и постыдности её измены.

 

После завершения работы над картиной, как и было согласовано между Климтом и Фердинандом Блох-Бауэром, картина осталась в собственности Фердинанда. Она висела на очень заметном месте в поместье Блох-Бауэра, а несчастная Адель была вынуждена любоваться произведением, которое символизировало для неё так много всего печального – отстранение и расставание с любовником, собственное угасание и умаление чувства личного достоинства в следствие несчастной любви, и такого очевидного оскорбления чести её мужа. Этот самый известный портрет Адели стал одновременно гордостью мастера и позором модели, потрясающим образцом искусства и таким точным фиксированием трагедии в жизни женщины.

 


 

 

Кроме того, интересен также жизненный путь самой картины.

После некоторого периода пребывания в доме Блох-Бауэров, после смерти самой Адели в 1925 году, злосчастный портрет, согласно ее завещанию, должен был быть передан Государственной галерее в Австрии. Но Фердинанд Блох-Бауэр так и не выполнил эту часть завещания Адели. При этом, в 1937 году портрет был выставлен как экспонат выставки австрийского искусства в Париже и Берне. В дальнейшем, когда в 1938 году Австрия стала частью Третьего рейха, а еврей по происхождению Фердинанд Блох-Бауэр бежал вначале в Чехословакию, а потом в Швейцарию, все картины, принадлежащие ему, и огромная доля ценностей Блох-Бауэров так и остались в Австрии. В дальнейшем, Фердинанд пытался в своем завещании защитить родовые богатства и оставить их в распоряжении своей семьи.

После смерти Фердинанда, все принадлежащие ему предметы искусства были конфискованы немецкими военными и переданы Австрийской галерее, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр».

В дальнейшем, когда в 1946 году Австрия объявляла все акты, изданные нацистской Германией, недействительными на своей территории, при возвращении конфискованных предметов искусства была применена добровольно-принудительная программа по вынуждению владельцев предметов искусства или их наследников передавать такие ценности в музеи художественных искусств либо в национальные галереи, а взамен такой передачи владельцы предметов искусства получали гарантированное право вывозить иное ценное имущество за границы Австрии при массовой миграции. Таким образом, и картина – символ трагедии Адели — была передана Австрийской галерее, как того и хотела Адель.

Однако, в силу непреодолимого стремления Австрии урегулировать нормативно-правовыми актами оборот предметов искусства, в 1998 году был принят закон «О реституции предметов искусства», который обязывал все государственные фонды вернуть предметы искусства, конфискованные нацистами, их изначальным законным владельцам или семьям таких владельцев.
Таким путем и портрет Адели был возвращен в собственность ее наследников.

Последняя владелица картины Мария Альтман, на предложение Австрийской галереи компенсировать ей стоимость портрета и оставить его в фонде учреждения за сумму в 150 миллионов долларов, долго не могла «сложить цену» произведению искусства, но потом утверждала, что не отдаст ее меньше, чем за 300 миллионов. Галерея же, считавшая, что 150 миллионов составили бы достойную компенсацию за приобретение предмета национальной гордости в собственность государства, отказалась от такой чрезмерной цены покупки.

По такой высокой цене в 2006 году картину согласился приобрести только американец Рональд Лаудер, который и по сей день демонстрирует картину в своей галерее в Нью-Йорке. В последнюю неделю пребывания в Австрии на «Золотую Адель» приходили посмотреть тысячи австрийцев. Галерея Бельведер, где картина была выставлена последние годы, никогда не знала такого потока посетителей, а жители Австрии, словно навеки, провожали свою собственную Джоконду в другую страну, на другой континент, откуда Адель уже вряд ли вернется домой.

То, что картина покинула Австрию, и так и не стала «постоянным жителем» национальной галереи, стало прямым нарушением последней воли Адели, женщины, которая так сильно любила, которая так хотела оставить след о себе в памяти грядущих поколений, пусть и таким трагическим для нее изображением.

похожие публикации

Осень 2018 СЕКС С МУЖСКИМ КОСТЮМОМ

Страсть, влюбленность, возбуждение – это только малая толика ощущений, которые испытывает женщина или мужчина при виде противоположного пола в строгом мужском костюме.

Лето 2018 Вкус страсти

Женские страсть, сила и чувственность – в большинстве случаев, все это можно сказать одним словом – красная помада.

Весна 2018 Любовная история корсетов

Корсет – сколько эмоций и событий в этом слове! Даже короли становились на колени перед этим предметом женского гардероба. Он испокон веков превращал любую простушку в настоящую модницу и аристократку.