Пт 06.12.19
предыдущая статья
ЗИМА 2019 Легенда о скифах
следующая статья
Лето 2018 «V» — значит Свифт, Свифт - значит вендетта!

Салах ад-Дин. Часть 1: Падение империй

В истории он известен под именем Салах ад-Дин, которое означает – «Честь Веры». Однако, это было не его имя от рождения, а возвеличивающий эпитет и почетный титул (лакаб). Настоящее же его имя было Юсуф ибн Айюб ибн Шади. Он родился в 1137 году в семье Наджм ад-Дин Айюба, знатного чиновника курдского происхождения, который в тот период возглавлял, в должности коменданта, крепость Тикрит (на севере современного Ирака).

 

 

__________________________________________________________

 

 

Для того, чтобы понимать как мальчик по имени Юсуф стал великим воином и правителем Салах ад-Дином, надо понимать время, в которое он родился и вырос.

Это был XI век. На смену 400-х летнего правления Великого арабского халифата в Среднюю и Малую Азию приходит правление Султаната турок-сельджуков. Эти грубые кочевники, не изнеженные городской жизнью и не отравленные образованным безразличием к религии, приняли ислам со всем жаром их грубой души. Завоевывая Персию, Месопотамию, Сирию и Малую Азию, разоряя все на своем пути и сокрушая раздробленные и ненавидящие друг друга династии одну за другой, турки-сельджуки вновь объединили мусульманскую Азию от Афганистана и до Средиземного моря.

Начав масштабное завоевание при Тургул-беке в 1035 году, султанат сельджуков достиг своего апогея при последнем великом правителе Мелик-шахе (правил в 1072-1092 годах).

Главной целью Мелик-шаха были справедливость и благоденствие жителей его султаната. Он строил множество дорог, мостов, школ и караван-сараев. На дорогах стало безопасно. Говорят, что в те времена даже двое путников могли легко и спокойно без охраны одолеть расстояние равное 300 километрам. Щедрый и отважный, справедливый и совестливый, он был идеалом мусульманского правителя того времени.

Во многом, своим достижениям он был обязан своему советнику и первому визирю Абу Али Хасан ибн Али ат-Туси, носившему почетный титул Низам аль-Мульк («Устроитель державы»). Великолепное знание Корана сочеталось в нем с глубоким знанием юриспруденции и непрекращающейся поддержкой образования и науки. Именно он способствовал астрономическим изысканиям Омар Хайяма, которые многие знают только как поэта. Именно он основал медресе Низамия, исламский университет Багдада.

Но самым потрясающим в системе управления, описанной Низам аль-Мульком, было то, что он всегда настаивал на обязанностях владыки перед теми, кто ему подвластен. Султану следовало дважды в неделю проводить публичные аудиенции, когда любой, даже простолюдин, мог доложить владыке о своих горестях и потребовать справедливости, — а султан мог бы выслушать их безо всяких посредников.

Это был период расцвета султаната и ислама вместе с ним.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мелик-шах I
Полное имя:

Абуль-Фатх Джалал ад-Дин Мелик-шах ибн Алп-Арслан (Малик-шах) (тур. Melikşah)
Годы жизни:

16 августа 1055 г. н. е.— 19 ноября 1092 г. н. е.

Сельджукский султан
Годы правления:

1072—1092 г.г. н. е.

Великий арабский халифат

 

                                                         Султанат сельджуков

Основой сельджукского государства было войско, состоявшее по большей части из наемников и воинов-рабов, а также рабов, лично служивших султану. Такие рабы (их называли мамелюками) вначале чаще всего происходили из кипчаков (половцев) и татар, а впоследствии также из черкесов, абхазцев и грузин.

Они служили личной охраной султана, занимали командные посты при дворе и в войске и продвигались по службе. Постепенно они получали в свои руки и власть, и свободу. Им давали в управление крепости, города и даже провинции, которыми они распоряжались на правах военных губернаторов султана (эмиров). Они славились тем, что никогда не нарушали своего слова, в отличие от христианских правителей.

Но в 1092 году умирают Мелик-шах и его советник Низам аль-Мульк. Сыновья Мелик-шаха развязывают братоубийственную войну за власть, и империя сельджуков начинает делиться и разрушаться.

 

 

 

 

Убийство Низам аль-Мулька исмаилитским фидаи
Миниатюра из рукописи XIV века

 

Рабы, которых сельджуки привели с собой и поставили потом во главе городов и крепостей, чтобы те их защищали, становятся их могильщиками. Главное достоинство системы правления сельджуков оказалось ее основным изъяном. Причиной этому было то, что согласно устоявшейся системе правления, раб обязан был служить только своему хозяину, вассал обязан был служить сюзерену, но эта верность не распространялась дальше непосредственного хозяина. Вассалы не давали клятв верности сюзерену своего сюзерена (хозяину своего хозяина). И если вассал решал, что способен восстать против сюзерена, то его непосредственные рабы и вассалы следовали за ним против верховного правителя.

Так, рабы-воины, ставшие военными правителями городов и крепостей, осознавшие слабость центральной власти, восставали против своих хозяев и основывали могучие династии, создавая небольшие государства. Так пришел к власти Имад ад-Дин Занги, основатель династии атабеков Мосульских (местных военных правителей), который был сыном Ак-Сункура, одного из рабов-воинов Мелик-шаха, ставшего уважаемым и благородным человеком при дворе последнего великого султана. После смерти отца он смог добиться больших успехов благодаря невероятной отваге и большим военным талантам, чем привлек внимание Махмуда, одного из сельджукских султанов, правивших после смерти Мелик-шаха. За военные подвиги он был назначен сначала комендантом Багдада, а впоследствии – правителем Мосула и Месопотамии. Как показала история, Занга оказал большое влияние на судьбу Салах ад-Дина и его семьи.

 

 

 

Что же касается Сельджуков, то принцы династии потеряли корону в братоубийственной войне, а их могущественные вассалы уже начали подумывать о борьбе за осколки короны. Сосед завидовал соседу, но ни у кого не хватало смелости стать первым. Это было время неуверенности и раздумий. Это было именно то время, когда вторжение из Европы могло оказаться успешным.

Поколение назад власть Сельджуков была непоколебима, а поколением позже Имад ад-Дин Занги и его сын Нур ад-Дин заняли их место и без проблем сбросили бы вторгшегося неприятеля в море. Но папа римский Урбан II очень прозорливо выбрал момент вторжения в Малую Азию и первый крестовый поход, начавшийся в 1096 году, завершился ошеломительным успехом.

В течение 7 лет они захватили Эдессу, Антиохию, Иерусалим, большую часть Палестины, побережье Сирии, Триполи и Сидон. Они как кинжал вонзились в Восток и разнесли в щепки остатки бывшей империи. Основу их составляли франкские рыцари и ополчение.

Однако, завоевания крестоносцев не уходили далеко на восток. Их устраивала частичная оккупация и контроль торговых путей. Также этому мешали постоянные стычки между самими крестоносцами за лучшие земли. Сложившаяся оккупационная структура управления крестоносцев была слабая и малоэффективная.

Впоследствии, для удержания завоеванных территорий и во избежание распрей среди крестоносцев, возникли рыцарские ордена Тамплиеров и Госпитальеров (иоаннитов). Но и они не решили глобально задачу крестоносцев в направлении создания постоянного единого государства. Наибольшего могущества государство крестоносцев под предводительством франков достигло в 1131 году, когда их власть простиралась вдоль побережья Средиземного моря вплоть до Египта.

Постепенно, сельджукские правители отвоевывали часть земель у крестоносцев, и граница Иерусалимского королевства постоянно колебалась то в одну, то в другую сторону. Политическое состояние было нестабильно и стычки постоянно сменялись мирными отношениями.

Надо признать, что первые крестоносцы после трех десятилетий в Сирии и Палестине впитали в себя изрядную долю привычек местных жителей. Даже стали появляться смешанные браки и смешанные экономические и политические союзы. Но местное население четко разделяло франков, которые пришли с началом первого крестового похода, и франков, которые пришли позднее. Неуемный религиозный пыл и желание грабить местное население у вновь прибывших фанатичных пилигримов и нищих искателей приключений значительно портило отношение между крестоносцами и мусульманами. Новые франки совершали набеги день за днем, грабя города и унижая людей.

Именно в это время на сцену выходит Имад ад-Дин Занги. Личностью он был неоднозначной. С одной стороны, невероятно набожный, благодарный и щедрый по отношению к верным воинам, и совершивший множество подвигов во имя Аллаха, а с другой стороны – неоднократно подлым способом захватывающий крепости, очень жестокий по отношению к рабам, противникам и простым людям, неоднократно нарушавший клятвы, данные даже на Коране мусульманам. Но, несомненно, отважный и талантливый полководец.

Начав свой поход в 1127 году, и объединив, во имя своего владыки и султана, часть мусульманских земель, он атаковал крепость крестоносцев Атариб. В 1130 году под этой крепостью он наголову разбил войска короля Иерусалимского Балдуина, а потом взял штурмом и саму крепость. В результате сражения он пролил реки крови и убил множество людей, не пощадив даже пленных. Он не жалел никого, и за это был прозван католиками Сангениус (Кровавый).

Победителем он вернулся в родной Мосул.

Но уже в 1131 году, после смерти его султана, разразилась новая война за право наследования империи Сельджуков, в которой Занги принял непосредственное участие.

Однако, в 1132 году он потерпел поражение от Караджи Виночерпия.

Отступая, он бежал к реке Тигр. Вот тут то и состоялось первое знаменательное событие. Прижатая к реке и обескровленная армия Занги практически не имела шансов на спасение. На другом берегу реки стояла неприступная крепость Тикрит, которая входила в сферу владения одного из принцев сельджуков, боровшихся за престол. Но неожиданно, комендант крепости выслал на помощь Занги паромы и помог переправиться его армии в крепость, и таким образом спас ему жизнь. Коменданта крепости звали Айюб ибн Шади – он был будущий отец Салах-ад-Дина.

Впоследствии этот эпизод сыграет одну из ключевых ролей в жизни Салах ад-Дина и его семьи.

Что касается Занги, то он продолжил свой джихад, ведя одновременную борьбу за первенство с халифом Багдада.

В 1135 году он начал новый поход на Сирию, в надежде отвоевать у другого мусульманского правителя Дамаск и сделать его опорной точкой для последующего нападения на крестоносцев. Однако, первое его нападение было отбито.

В 1137 году Занга предпринял новую попытку завоевать Дамаск. Но талантливый правитель Дамаска, Муйин ад-Дин Анар, опасаясь Занги, заключил союз с франками, которые согласились оказать ему вооруженную поддержку.

Во время столкновения с франками, Занге удалось их оттеснить в крепость Барин и даже успешно осадить ее. Но, после победы, Занга заключил скорый мир с крестоносцами и быстро покинул Сирию, вернувшись в Мосул. Причиной этому было известие о том, что в Сирии высадилось новое войско во главе с византийским императором Иоанном Комниным, к которому присоединились правитель Дамаска и его вассалы.

Воцарилось недолгое перемирие.

Именно в этот период в семье коменданта крепости Тикрит, курдского происхождения, и родился Юсуф ибн Айюб ибн Шади, будущий Салах ад-Дин.

 

 

 

Имад ад-Дин Занги
Полное имя:

Абу-ль-Музаффар Атабек аль-Малик аль-Мансур Имад ад-Дин Занги
Годы жизни:

1087 — 14 сентября 1146

Сельджукский военачальник, атабек Мосула (1127—1146) и Халеба (1127—1146), основатель династии Зангидов

 

Однако, день рождения Юсуфа не был радостным для его семьи. В этот день его семья была изгнана верховной властью из Тикрита за убийство по мотивам чести, совершенное дядей Юсуфа – Ассад ад-Дин Ширкухом. После помощи, оказанной в 1132 году отцом Салах ад-Дина Айюбом грозному правителю Занге, это убийство стало последней каплей в чаше терпения советников его султана.

Изгнанная семья Салах ад-Дина отправилась в единственное возможное место – в крепость Мосул. И ее правитель Занги не забыл оказанной ранее помощи. Он дал приют и хорошую должность отцу Салах ад-Дина, сделав его одним из его военачальников, а его сыну достойное воспитание.

При этом, противостояние между Зангой и крестоносцами продолжалось.

Иоанну Комнину удалось отвоевать у Занги часть Сирии. В свою очередь Занге удалось отстоять крепость Шейзар и жестоко расправиться с гарнизоном захваченной крепости Баальбек, родиной мусульманского правителя Дамаска, заключившего союз с франками. Но затем, союз крестоносцев с Дамаском принес плоды, и Занга потерял другую крепость Банияс и ушел из Сирии.

Уходя, комендантом крепости Баальбек он оставил Айюба, отца Салах ад-Дина, за его верную службу. Здесь и провел свои детские и школьные годы молодой Юсуф ибн Айюб ибн Шади.

Позднее Занга начал новый поход на Эдессу, самый желанный для него город, которым владел его старый враг – крестоносец Жоспен де Куртене.

Создав видимость осады крепости Амид, Занга дождался, когда элитные отряды крестоносцев покинули Эдессу и пошли на помощь Амиду. Он внезапно снял осаду и ринулся к Эдессе. После месяца штурма, 23 декабря 1144 года крепость была взята. Большая часть жителей была перебита, независимо от положения и вероисповедания. Молодые девушки и юноши были захвачены в рабство, кровь залила улицы Эдессы. В последний момент, Занга, войдя в город и восхитившись его красотой, остановил убийства, отдал награбленные товары оставшимся жителям и отпустил юношей и девушек.

Занга продолжал побеждать и создавать новую Сирийскую империю. В последующие два года он захватил еще несколько крепостей и осадил Джабар на Евфрате.

Но на этом победное шествие Занги закончилось. В ночь на 14 сентября 1146 года, во время отдыха после очередной атаки на крепость, его спящего зарезали личные рабы, с которыми он жестоко обращался.

Никто не оплакивал его. Сыновья и подручные уже делили наследство, а войско, оцепеневшее от ужаса потери предводителя, потеряло боеспособность и распалось. Он остался один в холодном шатре. Лишь путешественники из Ракки забрали его тело и похоронили.

Это был конец истории Имад ад-Дин Занги, «Царя-победителя» и последнего великого сельджука — и только начало истории будущего правителя Салах ад-Дина.

Продолжение следует…

похожие публикации

ЗИМА 2019 Легенда о скифах

О существовании союза их племен известно начиная с 8 столетия и вплоть до 1 столетия до нашей эры. У них практически не было письменности. Их боялись все персидские правители. Их не смог победить даже великий Александр Македонский. Во времена наивысшего рассвета их государства, они контролировали территории от Каспийского моря в Азии и до Египта в Африке. И все же, мы практически ничего о них не знаем.

Лето 2018 «V» — значит Свифт, Свифт - значит вендетта!

Джонатан Свифт был, есть и остается самым революционным философом, обличителем власти и человеческих пороков со времен Христа.

Весна 2018 В поисках Атлантиды. Часть 2.

Атлантида – загадочная страна, существование которой на сегодняшний день либо не подтверждено материальными доказательствами, либо такие доказательства тщательно скрываются.

Весна 2018 Жорж Жак Дантон - «чистый от крови и денег»

Сильный, высокий, безобразный. Когда он поднимался к барьеру, публика настораживалась. Он начинал говорить, и его речь шла под аккомпанемент непрерывных рукоплесканий. Голос его был необъятным. Казалось, он может перекричать любую стихию. Он никогда не писал своих речей. Он импровизировал. Импровизировал блестяще. Почти все дела, за которые он брался, были выиграны...

Зима 2018 В поисках Атлантиды

Кто в своих мыслях хоть раз не задумывался о том, существовала ли на самом деле Атлантида?!
Большинство историков при упоминании Атлантиды либо смеются, либо стараются избегать этого разговора, боясь прослыть в ученых кругах невеждой.
Главным аргументом историков против существования Атлантиды является отсутствие прямых доказательств о её существовании. Но ведь и нет аргументов того, что Атлантида не существовала.

Зима 2018 Че Гевара: истинным революционером движет великая любовь

Cамый романтичный революционер, идеалист и непримиримый борец с несправедливостью, не выносивший на физическом уровне социальное неравенство и страдания народа, яростный антифашист и борец с американским империализмом и ещё много и много других образов, которые сопровождали этого необычайного человека, и для перечисления которых не хватит целого журнала.